Юрий Дмитриевский :: Памяти Романа Кунсмана

Автор: | 04.12.2002

СПАСИБО ТЕБЕ, РОМАН!


«А мог бы всю жизнь просвистать скворцом,
Заесть ореховым пирогом –
Да, видно, нельзя никак!»

     Осип Мандельштам

Роман Кунсман и Алексей КозловСтранные вещи случаются… Последние пару дней я почему-то слушал только записи Романа Кунсмана. Не переставая восхищяться его последними работами, особенно «самодельными» записями, которые я очень тщательно вычистил от технического мусора, отредактировал и подготовил для профессионального издания диска под названием «Структуры» («Structures»). Мой канадский друг Глен Холл (замечательный джазовый саксофонист и флейтист, которым восхищался Гил Эванс, сделавший все аранжировки для второго альбома Глена), услышав эти записи впервые, сказал: «Совершенно поразительный музыкант и удивительный композитор!»…

Недавно, понимая, что я не в состоянии сейчас издавать что-либо из музыки самостоятельно, я передал демонстрационные записи Романа монреальской компании «Justin Time» (только что названной журналом «Downbeat» 7-м лейблом среди самых лучших джазовых фирм звукозаписи в мире). Мне мгновенно перезвонили и выразили большую заинтересованность в возможности работы с Романом, включая организацию его будущих записей в Канаде. Я ждал более конкретных предложений от монреальцев, чтобы позвонить Роману и наконец-то обрадовать его. Всего пару недель назад Роман позвонил мне после возвращения домой с Одесского джазового фестиваля – он был в отличном настроении, как обычно много и остроумно шутил, и я был очень рад тому нашему необыкновенно теплому и дружескому разговору, потому что меня уже давно тяготило невольное чувство вины: он прислал мне абсолютно все свои записи, и я вложил недели собственного труда в их подготвку к выпуску, но Роман этих дисков так и не увидел… Сегодня днем (6 ноября) звонок из Нью-Йорка: «Знаешь грустную новость? Кунсман умер»…

Я уже почти забыл вкус водки – но сейчас каждый глоток «Абсолюта» мне кажется абсолютно сладким, когда я пишу это послание в никуда (и не весть кому) и в десятый раз подряд переслушиваю «For World to Come» («Грядущему миру») Романа, где композиционный размах, достойный Мингуса, так удивительно слит с обжигающе-обнаженным трагизмом позднего Арта Пеппера и с удивительной нежно-грустной ироничной мудростью Пола Десмонда…

Спасибо тебе, Роман! Я знаю, что ты всегда с нами, рядом, и что ты все прекрасно понимаешь и знаешь сам…

На Ньюпортском джазовом фестивале в Нью-Йорке, в Центре Линкольна 4 июля 1974 года. Роман Кунсман - лидер ансамбля "Платина"Когда я получил первую посылку с твоими новыми записями и прослушал эту искренне удивившую и взволновашую меня музыку (моя жена «застукала» меня в наушниках со слезми обильно льющимися из моих глаз)– я впервые за многие годы разразился невольным, непринужденным стихом, который, почему-то тогда так и не решился послать тебе (наверное, был подавлен настоящей грандиозностью твоей музыки в сравнении с этим моим «писком восторженного комара»):

Роману Кунсману

В багровом закате у Мертвого моря
Браслет петербуржской зимы,
Нависший мостом на прозрачных опорах
В подсветке «Луча тьмы»…
Во мраке умрет неуслышанный шепот –
Молитвенной флейты мысль —
Но тут же воскреснет ликующей нотой
И выкриком вырвется ввысь.

     Ю.Д.
     11.02.2002

Роман КунсманДорогой Роман! Я постараюсь сделать для тебя все, что в скромных силах в одну земную человечью душу – как волею судьбы вдруг оказавшийся временным хранителем твоего наследия в этом парадоксальном мире некоммуникабельных одиночеств…
Сейчас я просто не нахожу нужных слов, поэтому тем твоим ценителям в России, которым не все равно, — я передаю от твоего имени несколько переводов с английского на русский, несколько твоих старых и последних фотографий и одну запись в формате МР3 («Грядущему миру – Часть 2») — твое последнее пророческое музыкальное послание всем нам – «Имеющий уши да услышит!».
Закрылась еще одна недописанная глава истории нашей культуры – и тот же привкус жженой пробки на губах — несостоявшегося счастья… Впрочем, одно нежданное счастье, кажется, состоялось: наконец-то, 30 лет спустя, тебя вдруг снова услышали в сиротском отечестве без своих истинных пророков! Но почему-то снова «под знаком беды», даже в этом новом «тысячелетьи на дворе»…
Царство Божие душе твоей, Роман!

Джордж Авакян (легендарный продюсер Луи Армстронга, Майлса Дэвиса, Санни Роллинза, Кита Джарретта и многих других звезд мирового джаза) — из письма 2 июля 1976 года, разосланного многим американским фирмам звукозаписи (разумеется, с нулевым результатом):
«Основываясь на моем личном знакомстве с господином Кунсманом я могу сказать, что он – не только очень незаурядная личность, но и музыкант выдающегося таланта, который проявил настоящее упорство и даже мужество в бескомпромисном выборе собственного пути в музыке в условиях (когда он жил в Советском Союзе), которые можно мягко назвать крайне враждебными и неблагоприятными. Мое восхищение им как музыкантом превосходит только мое восхищение им как личностью»

Нэт Хентоф (один из самых знаменитых музыковедов и журналистов в истории джаза) – из текста буклета для неизданной записи Романа, сделанной в Нью-Йорке в 1980 году:
«Для Романа Кунсмана, начавшего играть джаз в России, а затем заново в Израиле, и пытающегося теперь утвердиться на джазовой сцене Америки, этот альбом – удивительное свидетельство того, как далеко он продвинулся в музыке… Неважно, сколько времени может потребоваться для его более широкой известности… он уже достиг наиважнейшего качества любой музыки – ее абсолютно невозможно спутать ни с чем: это музыка Романа Кунсмана»

Пол Хорн (11 апреля 2002 г. — отзыв на невыпущенный сборный диск Романа «Jazz Flute Flavors». Хорн известен не только как выдающийся джазовый музыкант, но и как «отец музыки нью-эйдж», его альбом «Inside Taj Mahal» был рапродан тиражем более миллиона копий):
«Меня часто спрашивают, как можно выработать оригинальный стиль игры. Я авсегда отвечаю — начнем с того, что мы все оригинальны! Это, во-первых, вопрос познания, открытия самого себя. Во-вторых, нужно овладеть ремеслом исполнителя в совершенстве, что требует многих лет самоотверженной работы. Затем нужно стать гражданином мира, через путешествия, неустанное изучение традиций и духовное самосовершенствование. Роман Кунсман — это удивитильный образец полного покорения всех трех ступеней. Его творчество отражает глубинное понимание самых разных музыкальных форм, что очевидно в его импровизациях. Роман — это невероятный музыкант, демонстрирующий собственый уникальный подход к современному джазу»

Глен Холл (7 ноября 2002 г., после вести об уходе Романа из мира сего и специального прослушивания диска «Структуры»):
«Нужно признать, что он действительно был единственным в своем роде проникновенным музыкальным гением… Его идеи музыкальной формы и выразительности самобытны, нестандартны, интеллектуально дерзновенны и глубоко личностны. Нужно слушать его музыку по-настоящему, открывши ум и сердце… Непросто сделать это, вопреки привычке нашего сознания все и вся сравнивать и отфильтровывать все непривычное. В конце-концов, мы все живем только один раз…»

Авишай Коэн (басист Чика Кории, один из новых гигантов мирового джаза, сделавший свои первые профессиональные записи в Израиле в составе ансамбля Романа Кунсмана — из ответа по электронной почте 8 ноября 2002 г. на мое сообщение о смерти Романа):
«Для меня лично Роман останется исключительным мастером джаза, глубинным голосом самой музыки, который пронес вперед и в будущее пламя огня таких гигантов, как Джон Колтрейн и Орнетт Коулман; его прекрасная душа останется с нами навсегда…»

Вальтер Оякаэр (из его письма мне по электронной почте от 9 марта 2002 г.):
«Помню, как тогда на концерте Цфасман, который сидел возле меня, сказал: «Кунсман похож на пророка из Ветхого Завета!»… В этом было что-то…»
Мое огромное спасибо Вальтеру Оякаэру за разысканные и присланные мне материалы Романа — записи квартета конца 1996 года, неизданную запись его «Одиночества» с биг-бэндом Лундстрема и за эту качественную раннюю фотографию Кунсмана с Алексеем Козловым (которой, кстати, не видел раньше и сам Роман — пока не получил отсканированную картинку по E-mail).

Юрий Дмитриевский. 7 ноября 2002г.
Канада. Торонто.
_________________________

Свободно для перепечатки и распространения в неизмененном виде. Фотографии Романа Кунсмана в качественном разрешении (300 dpi) для печатных изданий можно получить направив запрос на E-mail: webmaster@artsprings.com