Джаз над Волгой 2003 :: День Второй

Автор: | 08.05.2003

«ДЖАЗ НАД ВОЛГОЙ» ОТ «А» ДО «Я»

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Видно, долгая ярославская зима (говорят, она там чуть ли не полгода!) помогла ярославским джазменам определиться в стилистике: многие предпочитают горячий рок или жаркий фанк. Не стали исключением и выступающие следующего дня: оркестр ДКиТН «Славнефть» Сергея Болдырева и джаз-комбо «Прогрессив» Евгения Егорова.

В нынешнем составе с руководителем Сергеем Болдыревым оркестр существует около трех лет. А вообще он был организован более 25 лет тому назад Вячеславом Тихоновым и почти сразу рискнул приехать в Ростов-на-Дону на 1-й Всесоюзный фестиваль биг-бэндов (1984) и вошел в пятерку лучших коллективов. А еще оркестр был частым гостем джазовой студии ДК «Москворечье» и Джаз-клуба МВТУ им. Баумана.

Оркестровый джаз-рок сменился секстетом гитариста Евгения Егорова (в составе саксофонист Александр Попов, трубач Александр Серов, клавишник Михаил Бушуев, басист Андрей Копылов и барабанщик Александр Нестеров). Этому коллективу уже 5 лет. Музыканты показали по 6 композиции (M.Stern, E.Svensson, N.Langren), а начали с огненного &quotIn; a Fonki Mood» N.Langren, задав тон всему выступлению.

Ярославские команды уступили сцену концептуальному джазу квартета саксофониста Алексея Круглова (в составе клавишник Дмитрий Братухин, басист Роман Бубнов и барабанщик Петр Талалай). Мощное и умное выступление. Почти взрослое. Я вспоминаю Алексея на конкурсе молодых исполнителей в Ростове-на-Дону 3 года назад. Тогда он поразил техникой и желанием показать абсолютно все, на что способен, причем – в каждой композиции. А здесь – рациональный подход, лишь иногда нарушаемый внезапным эмоциональным всплеском. И все же потом на джеме Алексей мне понравился больше: то ли звук в зале был слишком плотным (буквально сливались партии), то ли этим музыкантам ближе камерная обстановка…Когда я поделилась своими впечатлениями с Владимиром Борисовичем Фейертагом, он как-то странно посмотрел на меня и сказал: «Может быть, не знаю. Я слушал из-за кулис, и впечатление очень сильное&quot.;

Pavel Ryba.Последний сет был отдан чешскому трио &quotM.T.S.; – Art Ensemble» (гитарист Pavel J Ryba, скрипач Zdenek Starka Dvorak и перкуссионист Jiri Kollman). В целом это был фолк-джаз, в котором были и чешские напевы, и цыганские (венгерские, мадьярские?), и латиноамериканские…

Павел собрал свой коллектив в 1999. Через год записал диск &quotYes;, yes, no, no&quot.; Блестящий отзыв, напечатанный о нем в Jazziz Magazine (USA), привлек внимание производителей престижных бас-гитар Warwick (Германия). Pavel J.Ryba стал обладателем такого инструмента – одним из 10 известных музыкантов, удостоенных этой чести. Ансамбль гастролировал в Голландии, Австрии, Венгрии, Румынии, Польше, США, Китае. В России выступают впервые.

Явный лидер Павел играл то на пятиструнной бас-гитаре, то переходил на ритм-гитару. Иногда невозможно было отличить, на чем именно он играет. А порою просто использовались фортепианные приемы. Перкуссионист, сняв обувь, играл очень аккуратно, как-то «по лисьи» и преимущественно щетками. У скрипача постоянно срывались цыганские интонации, которые тут же «упаковывались» в тремоло. Очень смелый смычок, практически без пиано и какого бы то ни было изыска. Я тут же вспомнила Давида Голощекина: уж он бы потешился над интонацией, прежде чем ее завершить.

Джазовой классики (кроме пьесы Джобима!) я не услышала, а вот легкий поп и рок присутствовали.

После концерта все переместились в Джазовый Центр на джем. Небольшое выступление двух команд (Ярославль, Иваново) – и вот он, долгожданный и бесконечный бег по знакомым темам. Команда Круглова завела всех с полуоборота. Тут же выстроилась очередь из саксофонистов и гитаристов.

На джеме я долго выжидала, когда можно будет поговорить с «Надеждой года 2000&quot.; Алексей буквально как на амбразуру кидался в каждую композицию. Отойдет, посидит чуть-чуть – и снова вперед. Я почти час пыталась улучшить момент, а потом во время очередного глотка минералки просто взяла за руку и предложила отвлечься минут на 10 для разговора.

Сначала Алексей говорил как по написанному, хотя и запыхавшись. Чувствовалось, что с этим текстом он уже «сжился» или «сросся&quot.; «Аранжировка обязательной программы для конкурса в Риге мне приснилась ночью. Я просто встал и записал ее. И занял 1-е место», — заученно и старательно выговаривал молодой талант. А я ему: «Вот видишь, значит надо чаще спать!» Леша в первый раз улыбнулся и как-то «отпустил удила&quot.; Теперь можно и поговорить.

Ты прошел достаточно жесткий путь «кругловских» экспериментов, даже частично переборол в себе стиль «аля Чекасин&quot.; Это было трудно?

— Я с Владимиром Чекасиным два года взаимодействовал. На какой-то момент мне стало интересно делать нечто похожее. Он меня привел в театр Бориса Мильграмма. И мне было интересно почувствовать себя не только музыкантом, но и еще наполовину актером. Это уже второй раз я попадаю в театр. Первый раз это было в 13 лет. Тогда я окончил музыкальную школу и пришел в класс-центр Казарновского. Там театральные люди – совершенно особые. Я недоумевал: как можно, я играю на саксофоне, а тут человек монолог какой-то читает. Я стал работать, что-то делать.

И потом мне судьба как бы предоставила второй шанс встречи с театром (это когда я познакомился с Чекасиным). На самом деле сейчас это тоже уже пройденный этап: хочется чего-то большего. Делаю свои проекты, перфомансы. Я хочу собрать свой оркестр: биг-бэнд со скрипками, вокалом (блюзовая певица Тина Кузнецова из Казани, Анна Бутурлина, Анечка – дочка Чекасина). Я это делаю в культурном центре «Дом» у Николая Дмитриева.

Сделал проект по Высоцкому «Спасите наши души» — 70-минутная композиция, рассказывающая о борьбе социума и творческой личности. Использовал и оригинальные песни Владимир Семеновича, и его стихи, и собственные аранжировки (баллада, рэп). Надеюсь, этот проект можно будет еще показать и в других городах. Но в нем задействовано 15 человек. Гонорары? Это не самое главное. Важнее, чтобы оплатили дорогу.

Концепция, тематика – здесь твое отношение понятно. А за каким стилем ты видишь будущее джаза, куда он идет, как ты чувствуешь?

— Он до сих пор сохранил свою традиционную основу. Но в последнее время преобладают современные стили типа джангл, фьюжн. В Европе сейчас очень активно идет использование того, что делал в свое время Арнольд Шнитке или Эдисон Денисов. И я этим увлекся. Написал пьесу &quotSong; С-494 + I», которая была удостоена награды как лучшая авторская композиция 2001 года. В ней использована серийная техника в сочетании с джазовыми приемами. Я пробую разработать несколько композиционных технологических средств, взаимодействующих и внутри ансамбля, и на слушателя.

Что-то здесь я не очень поняла. Это что – уже из области психологии или медицины? Как желудочные таблетки? Ладно. А сейчас ты увлекаешься музыкально-поэтическими или литературно-музыкальными…

-…перфомансами. Я уже сделал 5 литературно-музыкальных представлений: «Дайте родину мою» (на стихи С.Есенина), «Спасите наши души» (на стихи В.Высоцкого), «Всем семи небесам» (С. Есенин, В.Маяковский, М.Цветаева), «Квадратура круга» (Памяти Казимира Малевича), «Люблю» (В.Маяковский), «Перевоплощение» (С.Есенин, А.Блок, М.Цветаева). Есть еще на стихи Д.Хармса, на собственные стихи. И все это должно быть очень органично. Вот так я и пытаюсь разработать свой стиль.

Отпустив Алексея, я тут же захватила чешского гитариста и композитора Павла. Мы говорили на странной смеси чешско-русско-английского, но желание пообщаться было сильнее незнания языка. И вот, что у нас получилось.

— Музыку, которую мы исполняем, трудно определить под какую-то категорию. Мы играем не просто народную музыку, мы играем «себя&quot.; Я работал с самыми разными музыкантами, не только джазовыми: и с Ханной Загоровой, и Карелом Готтом.

Вы бас-гитарист, но на пяти-струнном басу играете как на ритм-гитаре.

— Я играю и на басу, и на ритм-гитаре. Я делаю такой микст: играя на басу, объединяю и гармонии, и фортепианный принцип звукоизвлечения. Мой бас – и фортепиано, и гитара.

У вас различные составляющие джаза даются «порционно»: проводится какая-нибудь тема (чаще – чешская народная), затем дается ее свободное толкование, в которое приникают и латиноамериканские ритмы, и жесткие авангардные гармонии, и цыганские интонации.

— Да-да. Мы так и хотим. Я в джазе уже 20 лет. А скрипачу Двораку 57. Вообще-то он гитарист, а на скрипке играет пять лет.

А что ему оставалось еще делать? Вы же отняли у него гитару!

— Так-так, отнял (смеется). Дворак был гитаристом в самых разных коллективах, в том числе – в оркестре радио и телевидения «Прага&quot.; Я там тоже играл. Так мы и познакомились. Решили поиграть вместе. А потом мне стала интересной такая необычная комбинация: бас, скрипка и перкуссия. И он согласился.

Перкуссионист практически не играл руками, а только щетками (хотя в беседе Павел и сказал, что программа рассчитана «половина на половину»). К тому же босиком. Почему?

— Так-так. Но программа рассчитана «половина на половину&quot.; Это о щетках. Я как-то не заметил, как он играл. Я зачем снял туфли? Я бы тоже играл без обуви на перкуссии (смеется). Это удобнее: во-первых, обувь не стучит во время исполнения, а во-вторых, на 2 см ближе к земле!

Вернувшись в зал, я застала потрясающий сборный секстет: под мудрым взглядом и чутким ухом архангельского барабанщика Олега Юданова играли Ярославль (пианист и тенорист), Киров (гитарист) и Москва (альтист и басист). Я еще вчера обратила внимание на этого спокойного и малоразговорчивого человека. Мне даже показалось, что он – единственный, кто сидел и слушал всех, а в нужный момент – оказывался в нужном месте. Его барабаны – не только «комфортный дом» для играющих с ним музыкантов, но и постоянный диалог с каждым. Олег внимательно выслушивал сольное высказывание и тут же отвечал. Это были не только всевозможные брейки и бриджы, но и остроумные «вклинивания» в возникающие паузы. Интересно, каким будет ансамбль «Восток-Север», с которым он играет в пятницу?

Ольга Коржова
30/03/2003