Джаз над Волгой 2003 :: Музыка свободы в рамках казармы

Автор: | 08.05.2003

«ДЖАЗ НАД ВОЛГОЙ» ОТ «А» ДО «Я»

Оказывается, я не одна получала удовольствие, сидючи (точнее – подскакиваючи!) на стуле в Государственном концертном зале. Некоторые из местных ярославских ходоков в джаз знают этот зал, как казарму, чем и решили поманкировать. Ради знакомства еще с одним мнением, я прерываю свой рассказ и предлагаю смелый взгляд Натальи Мелеховой – многообещающего дилетанта или голоса народа. (Ольга Коржова, Ростов-на Дону)

МУЗЫКА СВОБОДЫ В РАМКАХ КАЗАРМЫ

Все многообразие форм и столетнюю историю джазового пространства обыватель запросто может объять фразой “это что-то негритянское” и названием отечественного фильма “Мы из джаза”. Продвинутые патриоты припомнят еще оркестр Лундстрема. Однако, на этом познания рядового россиянина о музыке рядовых негров, скорее всего, ограничатся. А зря. Ведь джаз это – удовольствие от живой музыки, которая рождается на твоих глазах и существует только в данный момент. Одним словом, эксклюзив, как и любая импровизация.

Но джаз не просто способ самовыражения и минуты творческого экстаза музыканта. Как выразился один из гостей фестиваля, джаз – это музыка свободы в стенах казармы. Под казармой в данном случае понимается изначально заданная музыкальная тема, своеобразный остов, который в процессе выступления обрастает импровизациями музыкантов. Причем, тема может быть абсолютно любой: от битловской «Мишель» до отрывка из оперы. Поэтому джаз, как ни банально это звучит, постоянная работа мысли, когда, наслаждаясь импровизацией, можно одновременно утолять самый изощренный интеллектуальный голод, угадывая музыкальную основу и оценивая ее джазовое воплощение.

Но, если бы всеядный джаз только подпитывался идеями и формами других музыкальных направлений, ничего не давая взамен, он давно и благополучно скончался бы, не дожив и до середины двадцатого столетия. Но он жив. И более того, активно используется народной музыкой, роком, и просто нещадно эксплуатируется попсой, как зарубежной, так и отечественной.

Нельзя, конечно, сказать, что мы живем в джазовую эпоху (слишком узок круг почитателей и последователей данной музыки). Но в последнее время заметно возрос интерес к “живому” исполнению, которое, собственно, выгодно отличает джаз, вытягивая его из нынешнего музыкального болота, изрядно попортившего своим примитивным “дунц-дунц” вкусы широкой и – что особенно обидно! – молодой публики.

Что касается джазовой аудитории, то она весьма колоритна. А на настоящих фанатов джаза стоит прийти и посмотреть просто так, помимо самого концерта. Иначе, где еще увидишь интеллигентную персону в строгом костюме, свистящую в два пальца, одновременно кричащую “браво” и отбивающую джазовые ритмы всеми частями тела? Но более требовательную публику стоит еще поискать.

Валерий Колесников, известный джазовый музыкант, получивший в свое время звание лучшего трубача Европы, на пресс-конференции вспоминал, как однажды его забросило с выступлениями в Магадан, и не успел он подумать, что уж здесь-то его, наверняка, никто не знает, как кто-то из зала привычно выкрикнул: “Колесо, давай!”.

А вообще, людей джаза легко можно вычислить по двум вещам: молодости души, которая, как известно, легче всего читается по глазам и непреходящему искрометному чувству юмора, в котором есть что-то от “физиков-лириков” романтичных шестидесятых и исконного русского бесшабашного веселья, во всей своей широте раскрывающегося за кружкой пива в кругу друзей. Как раз для этой цели (в смысле дружного кружка) с 11 вечера и до первых трамваев в джазовом центре проводились ночные jam-sessions.

JAM-SESSION

Это отдельный подвид джазовой субкультуры, в котором самым благоприятным образом сочетаются классические принципы места, времени и действия. Так, в типичное для творческого подъема ночное время, поклонники джаза оказываются друг от друга в непосредственной близости одного помещения: чаще всего – клуба или бара, как в джазовом центре. Затем задается какая-нибудь музыкальная тема, и музыканты, по очереди выходя на сцену, предлагают свои импровизации.

А поскольку импровизация – дело тонкое и преходящее, настоящий jam начинается спустя часа четыре после начала дружеского застолья, когда атмосфера достигает необходимого для вдохновения градуса и всячески благоприятствует творческим свершениям. Сами названия композиций во многом отражают ту свободу и органичность, которые присущи всей джазовой культуре: «Сижу и качаюсь в кресле», «Взгляд дилетанта на квантовую механику», «Я еще это не получила».

Понятно, что играть такую музыку могут только незаурядные люди, каковыми и являются все джазовые музыканты. И гости, приехавшие на ярославский фестиваль – не исключение. Чего только стоит японка Хироми! Ради любви к своему мужу она поменяла страну Восходящего Солнца на северный Череповец, который, по словам самой Хироми, можно обойти за пять часов.

Она – вокалистка, он – пианист. Познакомились в Германии, где Алексей преподавал, а Хироми была его ученицей. Оба – классные музыканты, поэтому в скором времени покинут маленький Череповец ради небольшой, но развитой Японии, где джаз почитается наравне с классической музыкой и не менее хорошо оплачивается. Так, сборы с джазового концерта не в самом большом зале могут составить около 20 тысяч долларов. И это не предел.

Еще одни фестивальные гости, которые безо всякого преувеличения могли быть представлены фразой «люди, которые нас удивили», приехали из Архангельска. Дело в том, что ребята в своем джазовом клубе в Архангельске регулярно играют для больных детей с церебральным параличом, болезнью Дауна и другими тяжелыми диагнозами. Причем, не просто выступают с концертами, а дают возможность сыграть и самим малышам. Полезность таких занятий подтвердит любой специалист, а родители просто плачут от радости за своих детей, которые после джазовых встреч делают новые движения и начинают улыбаться.

Рассказывать о джазе и людях, которые им живут можно еще много и долго. Но, переиначивая известную народную мудрость, скажем: лучше один раз увидеть и услышать, чем сто раз прочитать. А потому – приходите! Место – джазовый Центр и Городской концертный зал. Время – середина марта 2005 года. Действие – фестиваль «Джаз над Волгой»!

Наталья Мелехова
08/04/2003