Игорь Борисов :: Почему так серьезно?

Автор: | 08.01.2003

Комментарий к выступлению «World Siberian Greatest Jazz Ensemble» 26 октября 2002
или
ПОЧЕМУ ТАК СЕРЬЕЗНО?

World Siberian Greatest Jazz EnsembleПо своему составу «Мировой Сибирский Джаз Ансамбль» есть не более, чем та же самая группа музыкантов, что сыграли вместе на юбилейном концерте Сергея Беличенко. Вместе с тем, между двумя выступлениями – прошлым и нынешним – есть существенная разница. Тогда это был всего лишь джем-сешн с неизбежными для такого рода игры неровностями. Три солирующих инструмента – строгая, лаконичная труба Калинина, флегматичный и заторможенный тенор-саксофон Панфилова и неугомонный альт Панченко – казалось, играли сами по себе. Складывалось даже впечатление, что Панченко немного забивал своих коллег.

World Siberian Greatest Jazz EnsembleНа этот раз не только каждый музыкант показал в полной мере блестящую и одновременно индивидуальную игру, но все вместе продемонстрировали прекрасную сыгранность, как если бы они уже давно выступали в одном коллективе. В общем, не знаю, как на счет «world greatest», но это действительно ансамбль. Причем ансамбль, показавший только малую часть того, на что он способен.

Но… у этого выступления, у этого ансамбля и в целом у этой музыки есть один заметный минус, о котором и хотелось бы поговорить. Я имею в виду несоответствие формы выступления содержанию музыки.

Музыка, которую играют участники ансамбля (а также большинство сибирских джазменов), можно обозначить как филармонический мейнстрим. В самом этом явлении присутствует некоторая двусмысленность, какая-то неадекватность, которая в общем-то достаточно очевидна, но которую почему-то не принято обсуждать.

Несообразность эта заключается в том, что содержание, музыкальные темы (те же темы Тома Харелла, Диззи Гиллеспи, Майлса Девиса, которые исполнял «Мировой Сибирский Джаз Ансамбль») имеют совершенно явный развлекательный, эстрадный характер, в то время как форма – серьезна, академична и даже эзотерична. Зрителю как бы дают понять «Да, мы обыгрываем эстрадные темы, но на самом деле, мы играем серьезную музыку на подготовленного слушателя».

World Siberian Greatest Jazz EnsembleВ этом есть доля правды. Джаз все-таки серьезнее, глубже эстрадной музыки. Но он не настолько серьезен (во всяком случае, мейнстрим), чтобы исполнять его, как исполняют сонаты Бетховена. Иначе получается странная картина. Вот зал живо «хватает» зажигательную тему «Рабочей песни», еще один повтор и… начинается каноническая импровизация «по кругу». Солисты – все в строгих костюмах при галстуках, невозможно серьезные (даже молодой, розовощекий Панченко серьезен как гейдельбергский профессор). Сами импровизации словно сантиметром отмеряны на равное количество тактов и чуточку затянуты. В этот момент хочется закрыть глаза и представить себе, что ты находишься не здесь, в концертном зале, а где-нибудь в другом месте, например, в клубе. И я представляю себе место, которое действительно подходит для такого рода музыки. Место, где, с одной стороны, господствует атмосфера необязательности, непринужденности, и где, с другой стороны, собрались ценители джаза, твои коллеги по духу. Ты можешь в пол-уха слушать чью-то игру, но потом, если тебя что-то зацепит, весь превратиться в слух и разделитьWorld Siberian Greatest Jazz Ensemble общий ажиотаж публики. Впрочем, и музыканты ведут себя в такой обстановке особым образом. Они играют не «по кругу» и не «поровну», а так, как того требует вдохновение и реакция людей. Мне представляется, в конечном счете, что мейнстрим – с его весьма условным сочетанием эстрадности и импровизационности для знатоков – только в этой, клубной обстановке и может реализоваться как естественное музыкальное явление.

World Siberian Greatest Jazz EnsembleПонятно, что в нынешних условиях трудно рассчитывать на возникновение в Новосибирске полноценной клубной джазовой жизни. Но если нет клубов, то тогда хотелось бы ожидать от джазовых вечеров зрелищности, настоящего шоу. То есть той праздничности, красочности, того юмора и веселья, что так подходят этой музыке. Хотелось бы видеть, например, хороший конферанс. И Беличенко, и Подымкин ведут себя в качестве ведущих или слишком сдержанно, или неловко. (Красноречивый пример такой неловкости – когда Подымкин в заключительный момент останавливает прощальные аплодисменты словами: «Кажется, Беличенко что-то хочет сказать». А скромный Сергей Андреевич уже, отмахнувшись рукой, уходит за сцену. На языке психологии это называется «облом». Маленький, но досадный).

World Siberian Greatest Jazz EnsembleДля зрелищности необходимо, чтобы концерт украшало большее разнообразие джазовых стилей, ритмов, ансамблевых сочетаний, большее количество приглашенных музыкантов. Необходим более живой контакт публики с артистами. А это, по меньшей мере, предполагает, что они не должны «застегиваться на все пуговицы».

Впрочем, я не делаю открытий. Тот же Беличенко прекрасно продемонстрировал на своем юбилейном вечере, как выглядит настоящее джазовое представление. Но увы, у нас кажется принято считать, что праздничная форма джазового концерта возможна лишь по праздникам.

Хорошо — у нас туго со зрелищностью. Но тогда, по крайней мере, хотелось бы ожидать от концертного, филармонического джаза некоторой программности. То есть, такого качества, когда для концерта специально отбираются отдельные номера, ясно, рельефно выражающие разные идеи, разные образы и мироощущения, когда они по контрасту и дополнению усиливают друг друга, а содержание, музыкальные особенности их живо и добротно объясняются публике. Такие элементы программности были бы более чем уместны в стенах филармонии. (Если, конечно, не брать в качестве образчика Калужского).

World Siberian Greatest Jazz EnsembleЗамечу — и эта «программность» в джазе не является какой-то «новостью» для участников «Сибирского Джаз Ансамбля». Во втором отделении их концерта прозвучало несколько «характерных» пьес. В частности, композиция на тему Жако Пасториуса, все сольные импровизации которой фактически являются самостоятельными частями, выстроенными по логике, напоминающей классическую – Vivo – Presto – Largo… и т.д. Все в целом выглядит очень цельно и выразительно.

World Siberian Greatest Jazz EnsembleХотел бы еще раз подчеркнуть один момент. Претензии мои направлены не только и не столько к ансамблю, сколько к филармоническому джазу в целом. То и дело сталкиваюсь я с этой его внутренней раздвоенностью, переживаю легкое чувство досады и вижу, что не один я это чувствую. Складывается впечатление, что и сами джазмены понимают это и уже, так сказать, махнули рукой. Допущение, что классический джаз в стенах концертного зала предполагает некоторую толику скуки, кажется, стало своеобразной эстетической нормой мейнстрима. «Раз вы нас цените, то можете и немного поскучать».

В том-то и дело, что ценим, и весьма высоко. Настолько, что можем ожидать от уважаемых музыкантов чего-то большего.

Игорь Борисов
Новосибирск
Ноябрь 2002